Адрес:
Наш адрес: 690062
гор. Владивосток, пер. Днепровский, стр. 5/1
График работы:
пн-пт: 09:00 - 18:30
сб: 09:30 - 16:00
вс: по записи
Юридические Услуги

Новости

Эксперты прокомментировали результаты опроса «АГ» об использовании юристами IT-технологий
Назад
Эксперты прокомментировали результаты опроса «АГ» об использовании юристами IT-технологий

Один из экспертов отметил, что в целом результаты опроса оказались схожими с той картиной, которая представлялась в сообществе. Второй указал, что некоторые результаты исследования требуют более глубокого анализа причин, детализации и контекста, однако теперь рынок знает целевую аудиторию. Третий, говоря об имеющихся системах управления практикой, подчеркнул, что имеющиеся на сегодняшний день продукты довольно затратны.

В 2018 г. «АГ» совместно с платформой А2.Тайм проводила опрос об использовании юристами IT с целью выяснения степени IT-грамотности в профессии и потребности в конкретных legaltech-продуктах.

Согласно обобщенной статистике, в опросе принимали участие 1534 адвоката, 177 юристов, 46 стажеров или помощников адвоката, а также 20 партнеров в юридической фирме или адвокатском образовании – всего 1799 человек. При этом количество респондентов, возраст которых варьируется в пределах 40–60 лет, не сильно отличается от тех, кому 25–40: 741 к 888. Стоит отметить, что опрошенных, стаж которых более 15 лет, больше всего – 550 человек. Тех же, кто только начал заниматься юридической практикой, – 313.

Партнер АБ «А2», основатель проекта A2Time.RU Михаил Александров, подводя итоги проекта, обратил внимание на то, что только 16,2% респондентов практикуют в Москве и Санкт-Петербурге – 79,7% ответов получены из нестоличных городов или регионов. Несколько ответов было даже из соседних Белоруссии и Казахстана. Один – из Швейцарии.

При этом 1403 человека ответили, что в своей работе используют ноутбук, 1287 – смартфон, 1023 – настольный компьютер и 520 – планшет. 23 респондента указали, что работают на другой технике. Что касается хранения данных, то 775 человек используют для этого локальный диск компьютера, а 504 опрошенных дополняют его «облаком». 30 респондентов используют только облачное хранилище. У 416 опрошенных содержится информация на внутреннем сервере и делается копия для предотвращения потери сведений, а 74 юриста хранят данные только в бумажном виде.  

Михаил Александров отметил, что 98,5% опрошенных используют в своей работе тот или иной текстовый редактор. К помощи правовых баз «Гарант» и/или «Консультант» прибегают 83,6% респондентов.

Стоит отметить, что различными мессенджерами в рабочих целях пользуются более двух третей принявших участив в опросе (1276 человек), остальные же этого не делают.

Что касается социальных сетей, то 924 опрошенных указали, что не используют их в профессиональной деятельности, и только 213 отметили, что привлекают через них клиентов. 662 юриста ответили, что используют их как площадку для дискуссий на профессиональные темы или чтобы следить за жизнью сообщества. 

Михаил Александров считает, что сама мысль об оказании профессиональной помощи через интернет не вызывает отторжения в профессиональном сообществе. «Хотя только 7,5% от числа опрошенных уже зарегистрированы в сервисах интернет-консультаций, готовы рассмотреть такую возможность более 77%. То есть уже сегодня 85% юристов и более могли бы осуществлять свои консультации доверителям в удаленном формате. Это, без сомнения, повысило бы доступность правовой помощи в целом», – указал он.

По мнению партнера АБ «Бартолиус» Сергея Гревцова, работа через интернет не способна сохранить адвокатскую тайну. В связи с этим, считает он, по уголовным делам она не будет востребована вообще. Кроме того, он отметил, что из-за уже имеющейся практики предоставления низкоквалифицированных платных консультаций по телефону у населения сложилось крайне скептическое отношение к такому виду юридической помощи. Также он обратил внимание на российский менталитет: «В России принято все жизненно важные вопросы обсуждать при встрече и реальный контакт просто необходим, так как граждане считают, что по внешнему виду учреждения, где работает адвокат, они смогут оценить его профессионализм и получить именно качественную юридическую помощь», – посчитал Сергей Гревцов.

Член Совета ФПА РФ Елена Авакян отметила, что непосредственно юридические услуги можно оказывать только в консультационном режиме face to face, однако документооборот сегодня в большинстве случаев осуществляется посредством технологий: электронной почты, мессенджеров, иных средств обмена данными. «Что же касается приложений, в рамках которых можно найти юриста, то это вопрос доверия к тому, кого ты найдешь, вопрос к оценке качества человека», – указала она. По мнению Елены Авакян, крупные юридические фирмы не считают нужным для себя использовать подобные приложения, поскольку их клиент не пойдет туда за поиском юридической помощи. «Думаю, что люди, которые отвечали на этот вопрос, имели в виду разные формы взаимодействия через интернет», – отметила она.

Генеральный директор «Инфотропик Медиа» Хольгер Цшайге напомнил, что распространение интернета в России находится на уровне 76%, что больше, чем в Южной Америке или Юго-Восточной Азии. «Почти 110 млн россиян пользуются интернетом – это самый крупный рынок интернет-пользователей в Европе. И для большинства услуг есть технические решения, в том числе бесплатные. Более того, физические лица не требуют непосредственного присутствия юриста при решении их проблемы», – рассказал он. 

Хольгер Цшайге добавил, что для России статистики пока нет, однако во многих странах Европы люди, наоборот, при возможности избегают прямого контакта с юристом. «Не думаю, что в России есть принципиальная разница. Так что консультацию можно оказать через чат, по электронной почте или через бесплатную видеосвязь. Оформлять документы и обмениваться ими можно через бесплатные файлообменники. Это не идеальное решение, особенно с точки зрения безопасности, но лучше, чем отправить их друг другу посредством обычной почты», – указал он.  

Хольгер Цшайге отметил, что использование интернета существенно увеличивает радиус работы, поскольку сегодня юрист из Омска может работать на клиента, находящегося в  Москве. По его мнению, мешают этому только незнание технологий в целом и отсутствие уверенности в том, что граждане готовы работать через интернет. Кроме того, он указал на отсутствие платформы для комплексного обслуживания клиентов: от их привлечения до расчетов за выполненную работу.

Михаил Александров заметил, что более 40% опрошенных юристов считают, что необходима автоматизация работы с документами или система контроля судебных заседаний. «Почти 46% готовы были бы попробовать систему управления их юридической практикой. Только 22% коллег ответили, что все необходимое для работы уже есть», – подчеркнул он.

Елена Авакян указала, что все существующие сегодня системы, автоматизирующие юридическую деятельность, довольно обременительны финансово. «Для того чтобы решиться начать ее использовать, компания должна осознать необходимость таких инвестиций. В принципе, юристы рано или поздно придут к необходимости использования систем управления практикой. Однако сейчас это дорого и трудозатратно с точки зрения внедрения. Существует незначительное число российских продуктов, которые хоть как-то автоматизируют юридическую функцию, а иностранные продукты далеко не всем коллегам доступны, в том числе в связи с языковым барьером. До тех пор, пока не появится простой, относительно дешевый, внятный и отвечающий на потребности юридического рынка продукт, этот вопрос останется висящим в воздухе. Хорошим продуктом считается  либо тот, который разрабатывается “под себя”, либо импортный продукт», – отметила Елена Авакян. 

По ее мнению, получается замкнутый круг: продукта нет потому, что нет подтвержденной потребности и уверенности, что он будет востребован, а потребность не возникает, потому что юридические фирмы не видят, какой продукт, а главное – результат от его использования они могут получить.  

Елена Авакян добавила, что через систему АИС «Адвокатура» Федеральная палата адвокатов в том числе пытается решить и этот вопрос на базовом уровне для адвокатских кабинетов и малых адвокатский образований. «То есть попробуем минимально автоматизировать юридическую функцию в рамках этой системы. Это, безусловно, глобальный биллинг, учет времени и т.д. Это может автоматизировать только каждая юридическая фирма самостоятельно, потому что существуют очень разные подходы к данным понятиям», – отметила член Совета ФПА.

Хольгер Цшайге предположил, что на использование системы управления практикой влияет комплекс факторов. «Здесь и комплекс превосходства юристов играет роль, и старая бизнес-модель почасовой оплаты, и, опять же, незнание технологий или осторожность в отношении к их применению. Частично это вопрос ресурсов, в автоматизацию надо вкладывать время и деньги», – указал он.

Сергей Гревцов предположил, что относительно таких программ, как Casebook, – дело в цене таких сервисов, поскольку для многих частнопрактикующих адвокатов и юристов это большие расходы. Кроме того, он указал, что данные системы бесполезны для тех, кто занимается только уголовной практикой, поскольку следственные действия в ней не учитываются, а на стадии судебного производства она малоинформативна. По его мнению, системы актуальны только для тех, кто судится в арбитражных судах. 

Согласно опросу не более 7% юристов используют системы управления практикой. Мнения экспертов о том, может ли такой показатель быть связан с тем, что в исследовании в основном принимали участие частнопрактикующие юристы и адвокаты, разделились.

Так, Елена Авакян полагает, что если бы большинство респондентов относилось к крупным фирмам, то результаты показали бы иную картину: «Все крупные фирмы, безусловно, имеют продукты, автоматизирующие практику. А мелкие и средние юридические фирмы так или иначе создают подобие таких продуктов».

Сергей Гревцов посчитал, что относительно юридических фирм ситуация вряд ли бы изменилась, так как на сегодняшний день нелегко найти партнера по профессии, с которым «плечом к плечу» можно было бы организовать рабочий процесс, удовлетворяющий все потребности. 

Хольгер Цшайге задался вопросом о том, нужна ли система управления для одного человека. «Юрист должен максимально сконцентрироваться на тех функциях, которые только он сам может выполнять. Все остальное надо отдать технологиям или на аутсорсинг. Он не должен отвечать на типовые вопросы потенциальных клиентов и записывать их данные (это делает чатбот), вручную записывать время, проведенное за работой, и выставлять счета (это делают системы биллинга). Он не должен лично договариваться с клиентом о дате и времени встречи (для этого есть календари, в которых клиент сам выбирает слот). Как раз технологии позволяют работать на уровне юридических фирм», – посчитал он. 

Стоит отметить, что 1059 опрошенных ответили, что было бы неплохо, если бы ФПА публиковала ежегодный бюллетень о новинках IT для юристов и адвокатов, при этом 912 указали, что можно было бы и проводить соответствующие обучающие семинары. В то же время 323 респондента посчитали, что вся необходимая информация уже имеется в интернете.

Сергей Гревцов считает, что в целом результаты опроса оказались схожими с той картиной, которая представлялась в сообществе. По его мнению, главный результат – это подтверждение наличия некой потребности в доступной и простой цифровизации работы юриста и адвоката. «Однако, несмотря на наличие целого ряда платных и бесплатных сервисов такого типа, лично для меня, с учетом принципа авторской работы (с нестандартными решениями) по своим делам остается загадкой: что же конкретно хочет сообщество, когда говорит об IT-решениях?» – задался вопросом адвокат.

Хольгер Цшайге отметил, что данные исследования однозначно интересны. «Некоторые результаты требуют более глубокого анализа причин, детализации и контекста. Но это задача для будущих исследований. В любом случае рынок теперь знает конкретнее целевую аудиторию, и это хорошо», – резюмировал он.

Текст: Марина Нагорная 
Инфографика: Андрей Тронин

Елена Авакян добавила, что через систему АИС «Адвокатура» Федеральная палата адвокатов в том числе пытается решить и этот вопрос на базовом уровне для адвокатских кабинетов и малых адвокатский образований. «То есть попробуем минимально автоматизировать юридическую функцию в рамках этой системы. Это, безусловно, глобальный биллинг, учет времени и т.д. Это может автоматизировать только каждая юридическая фирма самостоятельно, потому что существуют очень разные подходы к данным понятиям», – отметила член Совета ФПА.

Хольгер Цшайге предположил, что на использование системы управления практикой влияет комплекс факторов. «Здесь и комплекс превосходства юристов играет роль, и старая бизнес-модель почасовой оплаты, и, опять же, незнание технологий или осторожность в отношении к их применению. Частично это вопрос ресурсов, в автоматизацию надо вкладывать время и деньги», – указал он.

Сергей Гревцов предположил, что относительно таких программ, как Casebook, – дело в цене таких сервисов, поскольку для многих частнопрактикующих адвокатов и юристов это большие расходы. Кроме того, он указал, что данные системы бесполезны для тех, кто занимается только уголовной практикой, поскольку следственные действия в ней не учитываются, а на стадии судебного производства она малоинформативна. По его мнению, системы актуальны только для тех, кто судится в арбитражных судах. 

Согласно опросу не более 7% юристов используют системы управления практикой. Мнения экспертов о том, может ли такой показатель быть связан с тем, что в исследовании в основном принимали участие частнопрактикующие юристы и адвокаты, разделились.

Так, Елена Авакян полагает, что если бы большинство респондентов относилось к крупным фирмам, то результаты показали бы иную картину: «Все крупные фирмы, безусловно, имеют продукты, автоматизирующие практику. А мелкие и средние юридические фирмы так или иначе создают подобие таких продуктов».

Сергей Гревцов посчитал, что относительно юридических фирм ситуация вряд ли бы изменилась, так как на сегодняшний день нелегко найти партнера по профессии, с которым «плечом к плечу» можно было бы организовать рабочий процесс, удовлетворяющий все потребности. 

Хольгер Цшайге задался вопросом о том, нужна ли система управления для одного человека. «Юрист должен максимально сконцентрироваться на тех функциях, которые только он сам может выполнять. Все остальное надо отдать технологиям или на аутсорсинг. Он не должен отвечать на типовые вопросы потенциальных клиентов и записывать их данные (это делает чатбот), вручную записывать время, проведенное за работой, и выставлять счета (это делают системы биллинга). Он не должен лично договариваться с клиентом о дате и времени встречи (для этого есть календари, в которых клиент сам выбирает слот). Как раз технологии позволяют работать на уровне юридических фирм», – посчитал он. 

Стоит отметить, что 1059 опрошенных ответили, что было бы неплохо, если бы ФПА публиковала ежегодный бюллетень о новинках IT для юристов и адвокатов, при этом 912 указали, что можно было бы и проводить соответствующие обучающие семинары. В то же время 323 респондента посчитали, что вся необходимая информация уже имеется в интернете.

Сергей Гревцов считает, что в целом результаты опроса оказались схожими с той картиной, которая представлялась в сообществе. По его мнению, главный результат – это подтверждение наличия некой потребности в доступной и простой цифровизации работы юриста и адвоката. «Однако, несмотря на наличие целого ряда платных и бесплатных сервисов такого типа, лично для меня, с учетом принципа авторской работы (с нестандартными решениями) по своим делам остается загадкой: что же конкретно хочет сообщество, когда говорит об IT-решениях?» – задался вопросом адвокат.

Хольгер Цшайге отметил, что данные исследования однозначно интересны. «Некоторые результаты требуют более глубокого анализа причин, детализации и контекста. Но это задача для будущих исследований. В любом случае рынок теперь знает конкретнее целевую аудиторию, и это хорошо», – резюмировал он.

Текст: Марина Нагорная 
Инфографика: Андрей Тронин

Страховая компания снижает оценку ущерба или вовсе отказывается платить? Выход есть!

В большинстве случаев отказ или занижение выплат по ОСАГО и КАСКО неправомерны. Благодаря независимой экспертизе и помощи юриста Вы сможете выйграть спор со страховой компанией в 98% случаев.

Отзывы наших клиентов
Василий 19.06.16
Хочу поблагодарить Вас за выигранный процесс - земельный спор. Ситуация возникла, при покупке дачного участка с. Кировка. Была очень запутанная, и как не странно, право собственности было практически утеряно, но благодаря профессионализму и компетентности юристов коллегии адвокатов - справедливость осталась на моей стороне! Еще раз спасибо!
Светлана 12.08.16
Хочу сказать огромное спасибо вашей команде! На меня незаконно было заведено уголовное дело и обвинили в совершении особо тяжкого экономического преступления. Но благодаря грамотно выстроенной позиции адвоката, при осуществлении взятых на себя обязательств дело приняло затяжной характер и до суда дело так и не дошло! Дело было полностью "развалено" и все обвинения были сняты. На данный момент взыскивается очень крупная сумма с Министерства Финансов РФ в мою пользу, за незаконное уголовное преследование. Спасибо!
Любовь 08.10.16
Нечестный юрист, предпринял попытку взыскать с меня денежные средства через суд, по несоответствующей действительности распечатке сообщений. Юристы данной коллегии адвокатов, помогли мне решить данную проблему. Они раскрыли обман и доказали мою непричастность. А с самого юриста, взысканы денежные средства в качестве оплаты услуг представителя.
Адрес:
Наш адрес: 690062
гор. Владивосток, пер. Днепровский, стр. 5/1