Адрес:
Наш адрес: 690062
гор. Владивосток, пер. Днепровский, стр. 5/1
График работы:
пн-пт: 09:00 - 18:30
сб: 09:30 - 16:00
вс: по записи
Юридические Услуги

Новости

Адвокаты помогли матери вернуть дочь из Дома ребенка и добиться прекращения ее уголовного преследования
Назад
Адвокаты помогли матери вернуть дочь из Дома ребенка и добиться прекращения ее уголовного преследования

Один из защитников женщины, адвокат Иван Хорошев в комментарии «АГ» отметил, что ключевым доводом защиты было отсутствие реальной опасности для ребенка. При этом он подчеркнул, что защита не оправдывает действия доверительницы, однако полагает, что это был проступок, а не преступление.

28 мая президиум Красноярского краевого суда огласил решение об отмене приговора и прекращении уголовного преследования в отношении жительницы Республики Хакасия Натальи Киреевой, осужденной по ст. 125 УК РФ (заведомое оставление в опасности).

Один защитников женщины, адвокат Первой Красноярской краевой коллегии адвокатов, член экспертно-правовой группы СТАКС Иван Хорошев рассказал «АГ» о том, как удалось добиться возвращения ребенка матери и прекращения в отношении нее уголовного дела.

Обстоятельства дела

Наталья Киреева проживала в г. Абакане с двумя малолетними детьми от первого брака и матерью, с которой у нее были сложные отношения. Осенью 2015 г. она познакомилась с мужчиной из г. Красноярска и в январе 2016 г. забеременела. О беременности матери не сообщала.

11 августа Наталья Киреева родила дочь. Узнав об этом, отец ребенка предложил ей приехать с дочерью в Красноярск, откуда они все вместе поедут знакомиться с ее матерью. В этой связи женщина хотела оставить дочь в роддоме на несколько дней, чтобы уладить конфликт с матерью, но представитель органов опеки пояснила, что это невозможно: женщина может либо отказаться от ребенка, либо забрать с собой.

После выписки из роддома женщина с дочерью уехала в Красноярск, однако по приезде в город их никто не встретил, а отец ребенка на звонки не отвечал. Вернуться в Абакан с младенцем женщина не могла, поэтому решила временно оставить его в Доме ребенка. Официально обращаться в учреждение она не стала, помня о том, как с ней общалась представитель органов опеки.

16 августа в 11:00 Наталья Киреева оставила младенца, которому на тот момент было 5 дней от рождения, на газоне у забора учреждения вместе с пакетом, в котором находились детские вещи, и запиской, в которой указывалось, что девочку зовут Ульяна и мать вскоре вернется за ней. Увидев, что к ребенку подошла пожилая женщина, Наталья сочла, что младенца нашли, и ушла.

Вернувшись в Абакан, она во всем призналась матери, и та согласилась забрать девочку домой. Спустя несколько дней из новостей в интернете Наталья Киреева узнала, что ребенка нашли и разыскивают мать. Она вернулась в Красноярск, где обратилась в районный отдел опеки и попечительства с заявлением о возврате ребенка, но выдать дочь ей отказались.

По словам Ивана Хорошева, о данной ситуации ему стало известно от Красноярской епархии, куда Наталья Киреева обратилась за помощью, и он стал оказывать ей юридическую помощь pro bono. Адвокат рассказал, что ребенка им не отдавали четыре месяца, так как когда девочку нашли, ей были присвоены другие имя, отчество и фамилия. Матери пришлось доказывать родство с помощью ДНК-теста.

После подтверждения того, что Наталья Киреева приходится девочке биологической матерью, в отношении нее было сразу возбуждено уголовное дело по ст. 125 УК. «В гражданском порядке мы сначала установили материнство, но когда приехали в Дом малютки забирать ребенка, то узнали, что в отношении матери подан иск о лишении родительских прав на основании, что она оставила ребенка. Я сослался на отсутствие приговора по данному делу, суд в удовлетворении иска отказал, и 30 декабря 2016 г. ребенок был возвращен моей доверительнице. Позднее, в другом судебном процессе было принято решение об аннулировании повторных записи в актах гражданского состояния и свидетельства о рождении», – рассказал адвокат.

Обвинительное заключение

Как указано в обвинительном заключении от 19 июня 2017 г. (имеется в распоряжении «АГ»), Наталья Киреева совершила заведомое оставление своей дочери в опасности, «достоверно зная о том, что новорожденный ребенок в силу возраста лишен возможности проявлять заботу о себе и принять меры к самосохранению, и то, что ставит беспомощного ребенка в опасное для жизни и здоровья состояние, заведомо осознавая, что у дочери <…> могло произойти срыгивание, что является анатомо-физиологической особенностью и естественным процессом новорожденного, вследствие чего может произойти аспирация съеденной пищи (засасывание желудочного содержимого в дыхательные пути), что может стать причиной летального исхода».

Кроме того, следствие посчитало, что место, где обвиняемая оставила младенца, было безлюдным, малопроходимым, с ограниченной видимостью для работников учреждения из-за многочисленных деревьев и кустарников. Бродячие собаки, мелкие грызуны и насекомые могли нанести ребенку телесные повреждения с тяжкими последствиями для здоровья.

В обвинительном заключении также отмечалось, что Наталья Киреева скрылась с места преступления, хотя имела реальную возможность оказать ребенку необходимый уход и заботу.

В ходе допроса в присутствии защитника обвиняемая вину не признала, указав, что находилась в сложной жизненной ситуации. Она пояснила, что оставила дочь на территории специализированного детского дома, где той ничто не угрожало, поблизости не было собак и иных животных, ребенок был накормлен, одет по погоде и завернут в одеяло, и в случае опасности она готова была прийти на помощь.

«С момента предъявления обвинения защита подчеркивала, что факты не совпадают с нормой ст. 125 УК об оставлении в опасности, – пояснил Иван Хорошев. – В данной норме указано, что опасность должна быть реальной. На стадии предварительного расследования мы просили следствие указать, какая конкретно опасность угрожала ребенку. Одно дело, если ребенка оставили ночью на морозе – ему угрожал холод или голод и т.д. Но в рассматриваемом деле ребенок был оставлен летом, одет по погоде, накормлен, мать положила его таким образом, чтобы исключить опасность срыгивания пищи. Кроме того, он был оставлен на территории специального детского медучреждения, рядом ходил персонал, и мать не уходила до тех пор, пока не убедилась, что ребенка нашли».

Таким образом, отметил адвокат, защита строилась на том, что опасность была не реальной, а гипотетической. «Согласно показаниям врача-неонатолога, в описываемой ситуации опасности для ребенка не было. Мы также получили заключение кинологов о том, что стаи бродячих собак для лежащих на земле детей не представляют опасности в силу поведенческих характеристик стаи, – добавил он. – Кроме того, отсутствовал прямой умысел обвиняемой на совершение преступления. Напротив, в той ситуации мать сделала все, чтобы обезопасить ребенка».

Защитник добавил, что при такой формулировке обвинения, которая была предъявлена его подзащитной, любую мать, которая оставила малолетнего ребенка на несколько минут без присмотра, можно привлечь к уголовной ответственности. Указанные доводы защита изложила при рассмотрении дела в первой инстанции. На этапе судебного рассмотрения в дело вступили еще двое защитников – адвокаты Дмитрий Редькин и Наталья Монс.

Следствие критически оценило показания обвиняемой, полагая, что она, не стремясь избежать наказания, отрицает совершение умышленных действий, направленных на совершение преступления.

В обвинительном заключении отмечается, что у Натальи Киреевой была реальная возможность оставить ребенка временно в безопасном месте, обратившись к сотрудникам учреждения либо оставив на крыльце, где была большая вероятность, что младенца сразу обнаружат, но она этим не воспользовалась, оставив дочь в малопроходимом месте, на земле у забора. Следствие указало, что обвиняемая, имея неоконченное высшее образование и будучи социально адаптированной, должна была понимать, что, оставляя ребенка в указанном месте, подвергает его опасности.

«Вопреки общепринятым принципам морали, она умышленно, не желая отягощать себя материнскими обязанностями, не имея объективных причин оставлять новорожденного, ссылаясь на то, что, приехав в Красноярск, не встретила отца ребенка, решила “подкинуть” дочь к забору, не зная достоверно, кто и когда ее обнаружит и найдут ли вообще, тем самым подвергнув ее опасности», – подчеркивалось в документе. Там же отмечалось, что показания обвиняемой полностью опровергаются собранными по делу доказательствами, свидетельствующими в пользу ее виновности в совершенном преступлении.

Согласно выводам судебно-психиатрической экспертизы, проведенной в ходе предварительного расследования, Наталья Киреева психически здорова. Ранее, в период инкриминируемого деяния, у нее отмечались признаки психического расстройства в связи с перенесенным стрессом, вследствие чего она не могла полностью осознавать характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Данное расстройство психики было временным, и к моменту проведения экспертизы закончилось практически выздоровлением.

В качестве смягчающего обстоятельства отмечалось наличие у обвиняемой троих малолетних детей.

Мировой судья Кировского района г. Красноярска поддержал доводы обвинения (приговор от 16 февраля 2018 г. имеется в распоряжении «АГ»), признав подсудимую виновной в совершении преступления по ст. 125 УК и назначив штраф в 30 тыс. руб. При этом он указал, что позиция защиты об отсутствии бродячих собак, муравьев, мелких грызунов; представленные заключения специалистов, включая неонатолога; ответы из Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Красноярскому краю, а также администрации Кировского района г. Красноярска не опровергают выводы суда об оставлении ребенка в опасном для жизни или здоровья состоянии.

Апелляция поддержала выводы мирового судьи

Сторона защиты обжаловала приговор. Как отмечается в апелляционном постановлении Кировского районного суда г. Красноярска от 18 апреля 2018 г. (есть у «АГ»), в жалобе адвокаты указали, что мировой судья не раскрыл содержание и не дал оценку доказательствам, исследованным в судебном заседании, ограничившись их перечислением и цитированием свидетельских показаний.

Кроме того, по мнению адвокатов, в ходе судебного следствия не была подтверждена реальная опасность жизни и здоровью ребенка, а выводы суда о предполагаемой опасности не образуют состав преступления, вменяемого доверительнице. Защитники подчеркнули, что подсудимая оставила младенца именно на территории Дома ребенка, в дневное рабочее время, когда по территории ходили сотрудники учреждения. Кроме того, территория детского дома огорожена, охраняется и содержится в соответствии с санитарными нормами. С целью привлечения внимания она выбросила на газон пакет желтого цвета.

В связи с этим защита просила отменить приговор и оправдать осужденную.

В возражениях на апелляционную жалобу прокуратура указала на обоснованность и законность приговора как в части квалификации деяния, так и назначения наказания.

Апелляция не нашла оснований для изменения приговора. Доводы защиты о том, что ребенку ничего не угрожало, суд не принял во внимание, поскольку новорожденный был оставлен в траве и, несмотря на пояснения подсудимой о том, что на территории были сотрудники учреждения, был обнаружен посторонней женщиной. Кроме того, эта женщина не была знакома Наталье Киреевой, не была осведомлена о ее намерениях, и Киреева не видела, как та поступила с ребенком.

В постановлении суда также отмечалось: опасение подсудимой, что мать выгонит ее из дома вместе с детьми, не нашло подтверждения в ходе судебного следствия. В заключение суд отметил, что сокрытие беременности от матери и отсутствие поддержки со стороны биологического отца ребенка послужили поводом к отказу от него, в то время как подсудимая могла обратиться за помощью в госучреждение, временно поместить туда ребенка, но не сделала этого.

В итоге суд постановил оставить приговор без изменения, а апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Обжалование в кассацию

Обжалуя постановление в кассацию, защита просила отменить приговор и направить дело на пересмотр в первую инстанцию, указав, что процессуальные решения вынесены с существенными нарушениями уголовного закона, повлиявшими на исход дела.

В кассационной жалобе (имеется у «АГ»), в частности, отмечается, что согласно ст. 8 УК основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного Кодексом. Статья 125 УК характеризует объективную сторону преступления как заведомое оставление без помощи лица, находящегося в опасном для жизни или здоровья состоянии и лишенного возможности принять меры к самосохранению по малолетству, старости, болезни или вследствие беспомощности – т.е. конструктивным признаком состава выступает опасность для жизни и здоровья.

При этом подчеркивалось, что опасность для жизни и здоровья должна быть реальной, а не абстрактной и предполагаемой. Более того, субъект преступления должен осознавать опасность, которая угрожает оставленному в опасности лицу. «Установленные судом обстоятельства свидетельствуют о том, что опасность не была конкретной, реальной: угрозы аспирации не было, собак и грызунов на территории Дома ребенка не было, укусы муравьев не представляют опасности для жизни и здоровья ребенка (показания специалиста …)», – сообщалось в жалобе.

Также отмечалось, что отсутствие умысла на оставление в опасности ребенка прямо подтверждается содержанием записки подсудимой и ее действиями при оставлении. Во время совершения деяния она не в полной мере осознавала характер своих действий, была в состоянии психического расстройства, снижающего самоконтроль и затрудняющего принятие правильного решения. «В этих условиях очевидно, что она полагала, что предприняла все возможные действия, чтобы обеспечить ребенку безопасность», – указано в жалобе.

Защитники подчеркнули, что аргументы судов о том, что подсудимая имела возможность обратиться за помощью в госучреждение и могла заботиться о ребенке самостоятельно, не относятся к формированию умысла на оставление в опасности. Таким образом, отсутствует признак объективной стороны состава преступления, предусмотренного ст. 125 УК РФ, – нахождение потерпевшего в ситуации, опасной для жизни и здоровья, а также полностью отсутствуют признаки субъективной стороны, в связи с чем применение указанной нормы повлекло неправосудный приговор.

В итоге президиум Красноярского краевого суда согласился с доводами защиты, отменил ранее состоявшиеся по делу судебные решения и прекратил уголовное преследование Натальи Киреевой, признав за ней право на реабилитацию.

Иван Хорошев выразил удовлетворение решением суда. «Кассационная инстанция прислушалась к нашим доводам, – отметил он. – Мы не оправдываем действия доверительницы, но в то же время это проступок, а не преступление».

Татьяна Кузнецова

Страховая компания снижает оценку ущерба или вовсе отказывается платить? Выход есть!

В большинстве случаев отказ или занижение выплат по ОСАГО и КАСКО неправомерны. Благодаря независимой экспертизе и помощи юриста Вы сможете выйграть спор со страховой компанией в 98% случаев.

Отзывы наших клиентов
Василий 19.06.16
Хочу поблагодарить Вас за выигранный процесс - земельный спор. Ситуация возникла, при покупке дачного участка с. Кировка. Была очень запутанная, и как не странно, право собственности было практически утеряно, но благодаря профессионализму и компетентности юристов коллегии адвокатов - справедливость осталась на моей стороне! Еще раз спасибо!
Светлана 12.08.16
Хочу сказать огромное спасибо вашей команде! На меня незаконно было заведено уголовное дело и обвинили в совершении особо тяжкого экономического преступления. Но благодаря грамотно выстроенной позиции адвоката, при осуществлении взятых на себя обязательств дело приняло затяжной характер и до суда дело так и не дошло! Дело было полностью "развалено" и все обвинения были сняты. На данный момент взыскивается очень крупная сумма с Министерства Финансов РФ в мою пользу, за незаконное уголовное преследование. Спасибо!
Любовь 08.10.16
Нечестный юрист, предпринял попытку взыскать с меня денежные средства через суд, по несоответствующей действительности распечатке сообщений. Юристы данной коллегии адвокатов, помогли мне решить данную проблему. Они раскрыли обман и доказали мою непричастность. А с самого юриста, взысканы денежные средства в качестве оплаты услуг представителя.
Адрес:
Наш адрес: 690062
гор. Владивосток, пер. Днепровский, стр. 5/1